Уголовное дело и арест бывшего супруга в бракоразводном процессе
Семейные конфликты могут заканчиваться не только разводом с разделом имущества и детей, но и более изощренными судебными требованиями. Кто-то хочет, чтобы возлюбленная вернула дорогие подарки, и обвиняет супругу в мошенничестве. А другие становятся жертвами брачных аферистов: они уговаривают своих жен взять кредиты, а затем такие мужья исчезают с деньгами. Эксперты рассказали, что от подобных ситуаций не защитит и брачный договор, зато есть другой универсальный способ.

Бизнесмены и банкиры

В 2014 году основатель интеллектуального клуба «418» Надежда Оболенцева вышла замуж за топ-менеджера группы «Нефтегазиндустрия» Айрата Исхакова. Но после роскошной свадьбы на побережье озера Комо брак молодоженов продлился недолго – в 2017 году супруги развелись. 

После этого бизнесмен попросил взыскать с бывшей жены $900 000, которые он перечислил на ее банковский счет в период их совместной жизни. По его словам, предприниматель заработал эти деньги еще до брака. Кроме того, заявитель потребовал половину кредита ($200 000), который он якобы оформил для покупки подарка супруге – часов Vacheron Constantin. Измайловский районный суд Москвы постановил, что половину займа Оболенцева должна вернуть, а в остальной части отказал (дело № 02-1225/2018).

Ответчик обжаловала такое решение в апелляции (дело № 33-52313/2018). Она настаивала, что до заседаний по этому делу не знала о спорном договоре займа, который представил Исхаков в обоснование своих требований. Оболенцева подчеркнула, что не давала никакого согласия на подписание этого документа, а о покупке супруга узнала, когда он преподнес ей этот подарок. Кроме того, предприниматель не представил доказательств, что именно эти деньги Исхаков заработал до брака, сообщила Юлия Андреева, адвокат ответчика из S&K Вертикаль . По ее словам, ссылаясь именно на эти обстоятельства, апелляция отменила акт первой инстанции и полностью отказала истцу (прим. ред. – текст решения запрещен к публикации в открытом доступе).

Но не всегда пары ограничиваются разрешением конфликта в гражданском процессе. Бывший владелец «Росеврогрупп» Сергей Гришин в 2007 году познакомился с Анной Федосеевой, которая занималась организацией его дня рождения. Они стали жить вместе. Спустя 10 лет пара зарегистрировала свои отношения, параллельно подписав брачный договор. А уже весной этого года супруги решили развестись. Летом муж с женой попытались договориться о мирном расставании, но встреча переросла в драку.

В уголовно-правовую плоскость конфликт перешел осенью 2018 года, когда Гришин обратился в ГУ МВД Москвы. Он заявил полицейским, что Федосеева вошла в доверие к банкиру и вступила с ним в брак, чтобы совместно с неустановленными лицами похитить и присвоить деньги – более 1 млн руб. Сотрудники правоохранительных органов возбудили против жены уголовное дело о мошенничестве (ст. 159 УК) и арестовали на один месяц. Но в СИЗО Федосеева провела всего неделю. Ее адвокату Екатерине Духиной удалось добиться освобождения доверителя благодаря жалобе в вышестоящий орган – следственное управление СК по Северному административному округу Москвы. Само расследование этого дела продолжается, но Духина полагает, что его вскоре закроют: «С учётом всех нарушений, которые были выявлены, Анну и других свидетелей должны ещё раз допросить и в итоге прекратить производство». 

Адвокат Федосеевой отмечает, что будет добиваться возбуждения уголовного дела уже против Гришина. Он подчеркивает, что действия банкира подпадают под статью о заведомо ложном доносе: «Кроме того, должны быть наказаны все причастные к возбуждению уголовного дела лица, если в результате проверки будет выявлено, что они не были введены Гришиным в заблуждение».

Эксперты «Право.ru»: «Реальные дела по ст. 159 УК не можем годами возбудить»

Уголовное дело и арест бывшего супруга в бракоразводном процессе – не самые частые явления, говорит Александр Киселев, старший юрист АБ Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры . На практике супруги, которые не смогли договориться, обычно ограничиваются разделом имущества в российских и зарубежных гражданских разбирательствах, говорит он: «Применение уголовно-правовых механизмов в большинстве семейных споров необоснованное и граничит с произволом». Даже если не брать во внимание отношения по расчету, сам по себе брак – это социальный институт, которому присуще и доверие, и изменение имущественного статуса брачующихся, подчеркивает Денис Быканов, партнер MGP Lawyers : «С этой точки зрения любой развод, который сопровождается вскрывшимся обманом, можно связать с мошенничеством, если имущественное положение мужа с женой изменилось за время их совместной жизни».

Читать далее