Свердловский арбитражный суд 12 августа рассмотрит требование ООО «Уралторгснаб» об отстранении от процедуры банкротства арбитражного управляющего ООО «Продовольственная база №4» Флюры Фогилевой.

ООО «Продовольственная база № 4» расположено в Орджоникидзевском районе Екатеринбурга и управляет одним из крупнейших продовольственных рынков города. В августе 2018 года в компании была введена процедура наблюдения из-за долга 4,2 млн руб. перед администрацией Екатеринбурга . С целью обеспечения интересов кредиторов суд арестовал принадлежащие должнику земельные участки, склады, фруктохранилище и 188,8 млн руб. дебиторской задолженности.

В январе 2019 года ООО «Продовольственная база №4» была введена процедура внешнего управления до 9 июля 2020 года. На тот момент включенная в реестр задолженность должника перед кредиторами составляла 143 млн руб. (основной кредитор – ООО «Калипсо», долг перед которым составляет 123,1 млн руб.). Внешним управляющим предприятия суд утвердил члена союза «СРО арбитражных управляющих «Альянс» Флюру Фогилеву.

Поводом для претензий к Флюре Фогилевой стали подозрения в ее аффилированности с основным кредитором ООО «Калипсо». Выяснилось, что госпожа Фогилева для представления интересов ООО «Продовольственная база №4» выдала доверенности Д. Пономареву и А. Лялюку. Эти люди являлись законными представителями ООО «Калипсо». 11 июня суд признал действия арбитражного управляющего несоответствующими закону. «С учетом специфики положения арбитражного управляющего, действия по выдаче доверенностей лицам, являющимися представителями учредителя должника и доминирующего кредитора, не соответствует принципу добросовестности и разумности, приводят к конфликту интересов в деле о банкротстве»,— пояснил суд.

По словам партнера MGP Lawyers Дениса Быканова, действие с конфликтом интересов — типичное проявление недобросовестности руководителя организации. Однако маловероятно, что суд отстранит внешнего управляющего ООО «Продовольственная база №4» только на этом основании. «Действия с конфликтом интересов хотя и свидетельствуют о недобросовестности и утрате доверия к внешнему управляющему, но судебная практика зачастую требует для его отстранения доказанности фактов причинения имущественного вреда кредиторам»,— отметил юрист.

Источник