Чаще всего на злоупотребления идут должники, которые не хочется платить по своим многочисленным долгам. Кто-то через цепочку сделок уводит дорогостоящее имущество, другие распродают все активы, оставляя себе шикарный особняк как единственное жилье, которое нельзя изъять. Должники готовы даже поменять свое место жительства, чтобы «спрятаться» от кредиторов. Часть из таких схем успевают вовремя пресекать суды, в других случаях – только внимательность заинтересованных лиц и их готовность раскошелиться на судебные обжалования, помешает их оппонентам «сбежать» от долгов.
За первую половину 2019 года кредиторы включили в реестры банкротов-должников 1,1 трлн. руб. требований. По сравнению с аналогичным периодом прошлого года эта сумма увеличилась почти в два раза. Чтобы уйти от необходимости возвращать деньги несостоятельные предприятия и физлица идут на различные злоупотребления и даже нарушения.

Особняк должника и миллионы по цепочке

Один из популярных способов – незадолго до банкротства продать свое имущество третьим лицам. Похожим образом поступил бывший депутат Законодательного собрания Челябинской области, Олег Назаров. Он продал три квартиры в Челябинской области, коттедж в московском поселке «Барвиха Клаб» площадью 386,1 кв. м, земли и машины. Но суд постановил «вернуть» эти объекты в конкурсную массу. Постепенно имущество реализовали, погасив часть долгов. Вместе с тем, возник вопрос, что делать с элитным домом на Рублевке. Цены на подобный актив варьируются от 45 до 80 млн руб. Должник утверждал, что это единственное жилье для него, жены и несовершеннолетнего сына. А значит, на него распространяется исполнительский иммунитет: закон запрещает налагать взыскание на такую недвижимость.

АС Челябинской области отклонил эти доводы и указал на недобросовестность бизнесмена, который, зная своих долгах, стремительно распродавал все имущество, включая другие квартиры (дело № А76-11986/2016). Должник целенаправленно выводил все жилье из конкурсной массы, чтобы защитить исполнительским иммунитетом наиболее дорогой объект, решил судья Александр Осипов. Апелляция отменила акт нижестоящей инстанции, сославшись на то, что семья бывшего парламентария действительно проживает в коттедже уже больше 10 лет и кроме этого дома жене с ребенком негде жить. Кроме того, 18-й ААС обратил внимание на то, что в особняке проживает старшая дочь Назарова с мужем и маленьким ребенком. Таким образом, даже очень дорогую недвижимость банкроту удастся спасти, если для его семьи с несовершеннолетним ребенком элитный актив является единственным жильем.

Подобные схемы активно используют и юрлица. Так, компания «Авангард» перед банкротством продала обществу «Аспром» землю вместе со зданием за 5 млн руб. Конкурсный управляющий несостоятельной фирмы обнаружил, что после приобретения имущества за такую цену покупатель перепродал его уже за 32,2 млн руб. и ликвидировался (дело № А43-5622/2016). А в деле № А40-33328/2016 компания «Инвестиционный Торговый Бизнес Холдинг», получив от Инвестторгбанка кредит на 300 млн руб., по цепочке сделок передала эти средства другим фирмам и физлицам.

Операции эти провели менее чем за год до того, как ЦБ назначил в банке временную администрацию – Агентство по страхованию вкладов. АСВ обжаловало спорные соглашения, доказав, что 300 млн руб. через цепочку сделок фактически ушли акционерам кредитной организации. Суды признали спорные соглашения недействительными и постановили, что истинные заемщики должны вернуть эту сумму банку.

Денис Быканов, партнер MGP Lawyers: Если вывод активов произошел под прикрытием судебного решения, то для оспаривания таких действий чаще всего потребуется еще и отменить принятые судебные акты. Последний вариант конечно заметно сказывается на сроках процедуры банкротства, но, как правило, не спасает недобросовестных должников.

Читать далее