ФНС исключила компанию-должника из ЕГРЮЛ, но кредитор смог привлечь к субсидиарной ответственности и взыскать долг с ее директора и владельца.  Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда 18 августа рассмотрит вопрос о правомерности привлечения к субсидиарной ответственности по долгам исключенного из ЕГРЮЛ ООО «Гранд Пегас» Евгения Минаева.

Ранее суды апелляционной и кассационной инстанций признали законным взыскание с экс-директора должника 1,4 млн рублей.  Определение Верховного суда от 06.07.2020 № 307-ЭС20-180 Ознакомиться Как указано в материалах дела, в 2017 году ООО «Микрокредитная компания «ОТС-Кредит» взыскала в суде с «Гранд Пегас» 1,4 млн рублей — долг и проценты. Однако реальные деньги кредитор не получил. А спустя год ФНС исключила «Гранд Пегас» из ЕГРЮЛ как недействующее юрлицо.  Перед заключение сделки убедитесь, что будущий партнер не находится в процедуре банкротства или ликвидации.

«ОТС-Кредит» решил привлечь к субсидиарной ответственность экс-директора и учредителя «Гранд Пегаса» Евгения Минаева. Кредитор указал, что именно действия ответчика, который не сдавал отчетность и не осуществлял банковских операций, привели к прекращению деятельности должника в административном порядке. При этом юристы «ОТС-Кредита» сослались на ст. 53.1 Гражданского кодекса РФ и п. 3.1 ст. 3 закона «Об обществах с ограниченной ответственностью».  Арбитражный суд Калининградской области иск отклонил.

По мнению суда, истец не доказал, что именно недобросовестные действия Евгения Минаева привели к невозможности погашения задолженности «Гранд Пегаса» перед кредитором.  Апелляция и кассация признали требования истца правомерными. Они указали, что экс-директор виновен в невозможности исполнения обязательства «Гранд Пегасом», поскольку при наличии оснований он не обратился в суд с заявлением о банкротстве должника. «В рамках дела о банкротстве ООО «Гранд Пегас» была бы проверена возможность ведения банкротства и изыскания средств для расчетов с кредитором», — указал в постановлении апелляционный суд.

Евгений Минаев обжаловал постановление о привлечении его к субсидиарной ответственности в Верховный суд. При этом он привел такие доводы: нормы закона о банкротстве, предусматривающие субсидиарную ответственность контролирующего должника лица, не применимы в данном деле, поскольку дело о банкротстве Общества не возбуждалось, а ООО «Гранд Пегас» было принудительно ликвидировано на основании закона о госрегистрации юрлиц; суды взыскали убытки необоснованно, не установив наличие совокупности всех обстоятельств, необходимых для привлечения к такому виду гражданско-правовой ответственности, а именно: наличие вины ответчика и причинно-следственной связи между действиями (бездействиями) ответчика с возникшими убытками истца; кредитор мог как оспорить решение регистрирующего органа об исключении Общества из ЕГРЮЛ, так и потребовать в суде банкротства «Гранд Пегаса», однако не сделал этого; наконец, сам Евгений Минаев как физлицо с апреля 2018 года проходит процедуру банкротства, а значит, у него не было финансовой возможности финансировать банкротство «Гранд Пегаса».  Судья Верховного суда Елена Золотова признала доводы экс-директора должника заслуживающими внимания и передала этот кейс на рассмотрение СКЭС Верховного суда.

По словам партнера MGP Lawyers Дениса Быканова, закон о банкротстве позволяет привлекать к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц за рамками дела о банкротстве в случае отсутствия у должника средств, достаточных для покрытия расходов на процедуру его банкротства. Дефицит таких средств должен быть установлен судом в виде формального определения о возвращении заявления о банкротстве или прекращении производства по возбужденному делу. Другими словами, если контролирующее лицо довело подконтрольную компанию до такого состояния, что у нее недостаточно имущества даже для оплаты таких имманентно необходимых расходов, то это влечет для него негативные последствия. Однако в данном деле компания была вычеркнута налоговым органом из ЕГРЮЛ в связи с реализацией другого правового механизма — исключения недействующей компании, которая в течение 12 месяцев не сдавала налоговую отчетность и не совершала операций хотя бы по одному своему банковскому счету, либо в течение 6 месяцев в отношении компании в ЕГРЮЛ была запись о недостоверности сведений, либо ввиду отсутствия у компании средств для обязательной ликвидации

Денис Быканов Партнер MGP Lawyers, аспирант ИЗИСП при Правительстве РФ , м. ч. п:

В этом случае закон об ООО позволяет привлекать к ответственности директора исключенной компании. Но на практике суды de facto нейтрализовали действие такой нормы, поскольку она требует установления вины ответчика и причинной связи между его поведением и административным актом об исключении компании из реестра. Как известно установление вины — это в большинстве случаев непосильная задача в гражданском процессе, по большому счету эффективными средствами доказывания вины обладают скорее правоохранительные органы, занимающиеся раскрытием преступлений и обладающие разветвлённой системой оперативных работников и агентов. Ссылка на отсутствие необходимых условий ответственности и составляет предмет кассационной жалобы ответчика в СКЭС Верховного суда РФ. Иначе говоря, такая жалоба имеет все шансы быть удовлетворённой, несмотря на то, что это на первый взгляд может противоречить целевому назначению нормы об ответственности руководителя за исключение компании.

Источник